Реабилитационная наркологическая клиника 19 лет с вами! город Томск, ул.Пролетарская, 57
Тел:
8-800-100-1405

+7 (3822) 403-111, 403-796, 404-566
Время работы: с 8:00 до 17:00 по томскому времени
Задать вопрос
Закрыть
Как помочь наркоману

3. Глава 2. Болезнь или преступление?

Глава 2. Болезнь или преступление?

Глава 2

Болезнь или преступление?

Наркомания — это, безусловно, болезнь, но болезнь специфичес­кая. Употребление наркотиков всегда связано с преступлением — от хранения и продажи (практически невозможно употреблять наркотики и не хранить их) до краж личного и государственного имущества, мошенничества и др.

Можно представить себе чувства человека, у которого обво­ровали квартиру или машину,— его мало волнует, болен пре­ступник или нет, и этот гражданин справедливо хочет, чтобы вор был наказан. Наркоман должен нести ответственность за совер­шенное преступление. Но, с другой стороны, просыпаясь утром в состоянии "ломки", которая гонит его на улицу в поисках денег и наркотиков, он имеет выбор: или снова "уколоться", или пойти лечиться. Если наркоман выбирает первое — он должен отвечать за последствия, если второе — ему должна быть предоставлена возможность лечиться. К сожалению, на сегодняшний день наши пациенты второго пути практически не имеют. Вы спросите: "Неужели у нас не лечат наркоманов?" Отвечу: "Смотря что под­разумевать под лечением".

Замечу еще раз, что понятие наркомания включает в себя ме­дицинский, юридический и социальный аспекты, и, следователь­но, успешно решать эту проблему можно лишь при сочетании всех трех подходов.

Я — врач и подхожу к этой проблеме с медицинской точки зрения. Однако считаю необходимым коротко остановиться на юридической и социальной сторонах проблемы наркоманий, а также ее истории в России.

Наркомании в России

Я использую материал, любезно предоставленный социоло­гом М. М. Русаковой, сотрудницей Института социологии РАН (прим.: более подробно этот вопрос рассмотрен в изда­нии "Социальный контроль за формами девиантного поведе­ния" [гл. "Социальный контроль над наркотизмом"]). СПб.: Изд-во СПб филиала института социологии РАН и Балтийс­кого института экологии, политики, права, 1998.— В 2 т.— Т. 1.- С. 42-57).

Начало исследования проблемы употребления наркотиков относится к концу XIX века. В 1885 году С. Моравицким по заказу губернатора Туркестанского края было проведено исследование "О наркотических и других ядовитых веществах, употребляемых населением Ферганской области". До революции 1917 года по­добные исследования проводились и в других городах и облас­тях Российской империи. После нее алкоголизм и наркомания перешли в разряд "пережитков прошлого" и, следовательно, под­лежали "полной ликвидации". Справедливости ради надо отме­тить, что в 20-е годы в некоторых городах, например в Сверд­ловске, к наркоманам было достаточно гуманное отношение: они имели возможность получать наркотики в аптеке, рецепты от­пускались наркопунктами. Но в целом лозунг о "полной ликви­дации" ознаменовал собой начало большого периода замалчива­ния этой проблемы как общественного явления. В 50-60-е годы наркомания исследовалась лишь в узкопрофессиональных кру­гах — проводились либо медицинские исследования, либо юри­дические, связанные с уголовно наказуемыми деяниями. Счита­лось, что при социалистическом строе принципиально не может существовать этой проблемы, а имеются лишь единичные потре­бители наркотиков, отношение к которым на протяжении мно­гих лет было как к преступникам, практиковался репрессивный подход. До недавнего времени в Уголовном кодексе была статья, предусматривавшая уголовное наказание за употребление нар­котиков. В результате за решеткой оказывались потребители наркотиков, то есть люди, нуждающиеся в лечении. Следствием этого стало отсутствие (и до настоящего времени ситуация изме­нилась мало) эффективной противонаркотической пропаганды, а также полноценной комплексной системы помощи нарко­манам.

И все же постепенно изменения происходят — проблема нар­комании наконец-то признана актуальной. В 1986 году в нарко­логических диспансерах появились врачи-наркологи. Стали проводиться многочисленные исследования этой проблемы.

По заказу Международной ассоциации по борьбе с наркома­фией и наркобизнесом научным коллективом Института социо­логии РАН в 1992 году в 7-ми экономических зонах и 12-ти горо­дах России было проведено крупномасштабное исследование. По его итогам сделаны следующие выводы:

— в России стремительно нарастает угроза наркотизации обще­ства, увеличивается в процентном отношении количество женщин, употребляющих наркотики;

— существует нелегальный рынок наркотиков;

— большинство россиян не одобряют решение Президента и Парламента о свободе потребления наркотиков в немеди­цинских целях (имеется в виду отмена в последнем УК РФ уголовной ответственности за употребление наркотиков).

В России, в том числе и в Санкт-Петербурге, в последнее время стали также возникать общественные организации, занимающи­еся проблемами наркомании помимо государственной нарколо­гической службы. Перечислю некоторые из них: общественные организации "Азария" и "Спасение", объединяющие родственни­ков наркоманов; целью этих организаций является содействие развитию общедоступной системы помощи наркозависимым и их семьям; благотворительный фонд "Возвращение", в кото­ром наркозависимым предлагается терапия и социальная реаби­литация; наконец, Сообщество Анонимных Наркоманов, о кото­ром подробно речь пойдет в следующей главе. (Адреса этих организаций указаны в конце книги.)

Однако для того чтобы хотя бы частично решить проблему нар­комании в городе, где проживают по меньшей мере 300 тысяч нар­команов (по данным главного врача Городского наркологического диспансера Л. С. Шпилени, приведенным в докладе на Российско-американском рабочем совещании "Стратегии предупреждения наркоманий и связанных с ними инфекционных заболеваний" в Санкт-Петербурге в 1999 году), нужно иметь разветвленную сеть организаций, которые не только оказывают помощь наркома­нам и их семьям, но также занимаются профилактикой и другими проблемами, связанными с употреблением наркотиков.

Правовой аспект наркоманий

В течение многих лет репрессивный подход к наркоманам суще­ствовал не только в России, но и в большинстве других стран. Однако в последнее время наметилась стабильная тенденция к отказу от него. Это связано с тем, что за десятилетия примене­ния репрессивные методы доказали свою малоэффективность. В России эта тенденция также существует — отменены уголов­ное наказание за употребление наркотиков, сохранено принуди­тельное лечение, однако закрыты лечебно-трудовые профилак­тории. Но встает вопрос: "А что же делать с наркозависимыми?" На Западе его решают значительно проще — там существует сеть учреждений, где наркоманы могут получить помощь.

Как работает полиция с наркоманами, например, в Германии?

По закону этой страны преследуются выращивание, хранение и распространение наркотиков. Обычно те, кто употребляют, хранят какое-то количество наркотика, а зачастую и торгуют им. В настоящее время законом предусмотрена возможность умень­шения наказания или даже неосуждения потребителя наркоти­ка, если он оказался мелким торговцем, но изъявил желание ле­читься. Основная тенденция — бороться с крупными торговцами наркотиков, а не сажать за решетку больных людей, которые вы­нуждены торговать наркотиками, чтобы раздобыть деньги. Осужденных за кражи и другие преступления наркоманов в мес­тах лишения свободы принудительно не лечат, так как лечение без желания самого пациента отказаться от наркотиков — бес­смысленное занятие.

Специального учета наркозависимых (как в наркологических диспансерах России) не ведется. В полиции имеется лишь ин­формация о торговцах, а также статистические данные о потре­бителях. Если полиция знает, что человек употребляет наркоти­ки, она может сообщить об этом в отдел службы, которая выдает водительские права; его представители могут потребовать у кли­ента пройти обследование, но, поскольку не существует цент­рального органа, занимающегося контролем, наркоман может получить права в другом месте.

Отбор сотрудников для работы с наркоманами проводится очень тщательно — к ней допускаются только люди, имеющие стаж работы в полиции; кроме того, они проходят специальное обучение.

Полиция участвует также и в проведении профилактических мероприятий: работает со школьными учителями, информирует общественность о положении дел, сотрудничает с социальными службами.

Профилактика наркоманий

Профилактика является, наверное, основой решения проблемы, связанной с употреблением наркотиков. Безусловно, лучше не допустить развития болезни, чем потом тратить средства на лечение уже заболевших.

Когда я слышу слово "профилактика", то сразу же вспоминаю скучные лекции в школе о вреде курения, алкоголя и наркоти­ков, а также тоскливый плакат в наркологическом кабинете, на котором изображены головка мака и худой субъект. Эффектив­ная профилактика возможна только в том случае, если входящие в нее мероприятия — плод совместного труда правоохранитель­ных органов, органов здравоохранения и народного образования и хорошо финансируются государством. Начинать эту работу необходимо с детьми младшего возраста. В Германии, например, существуют проекты по профилактике наркомании в детских са­дах. Антинаркотическая пропаганда среди подростков должна быть ненавязчивой. Если прийти и начать рассказывать им о вре­де наркотиков, то скорее эффект будет обратным. Надо учить де­тей осознавать свои проблемы и контролировать чувства, чтобы у них не возникало желания и потребности принять наркотик, а также научить поведению в ситуации, когда наркотик предлага­ют. Важно, чтобы подросток сам сказал: "Я этого делать не буду".

В Берлине мне довелось побывать в одном из клубов для под­ростков, финансируемом государством и созданном в рамках про­граммы профилактики наркоманий. Изначально в клубе плани­ровалось организовать театр, однако подросткам это показалось неинтересным, они предпочитали разрисовывать аэрографами стены близлежащих домов. Сотрудники клуба быстро перестро­ились и дали возможность ребятам заниматься этим в клубе; они помогали участвовать подросткам в различных конкурсах и даже находили заказчиков на их творения. В помещении клуба есть столовая, где можно перекусить, отметить праздник или день рождения. Не обойден стороной спорт или предоставлена воз­можность заниматься другим делом по вкусу. Практикуются поездки за город на выходные, а иногда и за границу, например в Швейцарию. В клубе существует ряд правил: нельзя туда при­ходить в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и тем более употреблять алкоголь или наркотики на территории клуба, нельзя курить. Эти правила соблюдаются очень строго: даже в поездке, если обнаруживается, что подросток, например, покурил марихуаны, он должен самостоятельно за свои деньги вернуться назад. Основная цель работы — заполнить досуг детей и показать, что хорошо проводить время можно и без алкоголя и наркотиков.

В Санкт-Петербурге тоже появились интересные профилак­тические программы и проекты. Так, кафедрой подростковой ме­дицины и валеологии Санкт-Петербургской медицинской акаде­мии последипломного образования (валеология — досл. "наука о здоровье") совместно с немецкими коллегами издано россий­ско-германское учебное пособие "Легальные и нелегальные нар­котики" в помощь учителям-валеологам и школьным психологам. Оно выдержало уже несколько изданий. Разработаны и прово­дятся в школах тематические дискотеки о вреде курения, алкоголя и наркотиков. Известно, что громкая ритмичная музыка приводит человека в определенное состояние, при котором он становится более восприимчивым к информации, и подросткам на дискотеке показывают различные антинаркотические слайды, рисунки, ви­деоклипы, устраивают конкурсы, игры. Информация, преподне­сенная в такой обстановке, значительно лучше воспринимается и, что называется, западает в душу. С осени 1996 года на этой ка­федре началась и продолжается по сей день подготовка преподавателей - валеологов и школьных психологов по программе про­филактики курения, алкоголизма и наркоманий. Я привела лишь несколько примеров профилактических программ, существую­щих у нас в городе, а вообще-то их значительно больше.

Лечение и реабилитация наркозависимых

Что же делать, если человек уже болен?

В 1994 году я ездила в Германию в составе группы нарколо­гов, где нас знакомили с организацией помощи наркоманам в Берлине и Бремене. Немецкие врачи были удивлены тем, что русские коллеги уделяют так много внимания вопросам детоксикации (лечению абстинентного синдрома). В Европе и США снятие абстинентного синдрома считается первым и самым ко­ротким этапом лечения. Главная проблема заключается в том, как научить наркомана жить без наркотика, предотвратить срыв, сделать его полноценным членом общества. Это и составляет суть основного этапа лечения — реабилитация, которая требует много времени и труда квалифицированных специалистов. У нас, к сожалению, в более распространено медикаментозное лечение, а развитая система реабилитационной помощи просто отсутствует. Между тем, по данным немецких врачей, эффектив­ность медикаментозного лечения равна всего лишь 1 %.

Я уже отмечала, что в России отсутствует система полноцен­ной помощи наркоманам, поэтому большой интерес представля­ет опыт Запада, накопленный десятилетиями.

Существует несколько направлений в организации медицин­ской и социальной помощи наркозависимым.

Во-первых, в настоящее время на Западе помощь пытаются максимально приблизить к потребителям наркотиков. С этой целью создаются консультативные пункты, где можно обменять использованные шприцы, получить бесплатно презервативы, в некоторых случаях — первую медицинскую помощь. Открыты и кафе для наркоманов, где они могут пообщаться, дешево поесть, выпить чашечку кофе. И в консультативных пунктах, и в кафе находятся социальные работники, которые помогут решить во­просы лечения и др. На территории консультативного пункта и кафе запрещено употреблять наркотики и применять насилие.

Если наркоман решает лечиться, в таком пункте довольно бы­стро может быть решен вопрос о помещении его в больницу (для снятия абстинентного синдрома), а в дальнейшем — в реабилита­ционный центр. Для больных, имеющих твердые намерения бро­сить наркотики, в некоторых городах Германии предоставляют квартиры на период временного проживания, до их определения на лечение. •

На Западе в решении этой проблемы стали активно приме­нять так называемый прагматичный подход. Это вынужденая мера, поскольку, с одной стороны, внутривенное введение нар­котиков опасно для здоровья и жизни самого потребителя (высо­кая вероятность заболеть гепатитом, СПИД и т. п.), с другой, наркозависимые лица — это социально опасная группа населе­ния, они крадут, мошенничают, распространяют наркотики, со­вершают другие преступления. Цель применения такого подхода - уменьшение вреда от употребления наркотиков и его по­следствий как для самих наркоманов, так и для общества.

Именно поэтому в консультативных пунктах наркоманам об­менивают шприцы, бесплатно выдают презервативы, разъясня­ют, какие меры нужно принимать, чтобы не заболеть гепатитом, СПИД и пр. Отметим, что в Германии еще совсем недавно (в конце 80-х годов) обмен шприцев преследовался законом.

Другое направление прагматичного подхода — это метадоновая программа, получившая распространение в Германии, Гол­ландии и некоторых других странах Европы, а также в США.

Что же это такое? Суть метадоновой программы состоит в том, что наркоман переходит с нелегального употребления ге­роина, сопровождающегося различными проблемами со здоро­вьем и шлейфом преступлений, на легальное употребление метадона (синтетического опиата). То есть, обратившись к врачу, он получает рецепт, по которому выдается наркотик.

В разных странах, иногда даже в разных городах одной страны, существуют свои особенности программы. Например, в некоторых городах Германии метадон назначают только определенной кате­гории наркоманов — беременным, больным СПИД, психически больным и т. д.; в других — всем желающим опийным наркоманам. Достаточно только обратиться к врачу. В некоторых случаях за ме­тадон платят сами наркоманы, в основном же затраты на лечение финансируют органы медицинского страхования. Существует ряд благотворительных программ, и если у пациента нет медицинской страховки, он, будучи включен в такой проект, получает метадон бесплатно (например, проект для наркоманок-проституток в Бре­мене). Метадон назначают чаще всего с таким расчетом, чтобы "не осталось места" для героина. Находясь в Бремене, я побывала в так называемом "метадоновом автобусе". В выходные и праздничные дни этот автобус ездит по городу, делая несколько остановок. В ав­тобусе находятся врач и социальный работник. Они по спискам выдают наркоманам метадон, который те должны принять прямо в автобусе. Если пациент не пришел за метадоном в течение двух дней, его исключают из списков, считая, что он перешел на упот­ребление героина (через сутки действие метадона заканчивается и начинается "ломка"). Нередко возле автобуса нелегально торгуют барбитуратами и транквилизаторами, к которым наркоманы при­бегают, чтобы "усилить кайф". На меня посещение этого автобуса произвело довольно тягостное впечатление.

Изначально, когда метадон был только синтезирован, многие решили, что это может решить проблему опиатной зависимости. Но эйфория по этому поводу постепенно прошла. Метадон — силь­ный наркотик, со всеми вытекающими последствиями. В Санкт-Петербурге на "черном рынке" его продают наряду с другими неле­гальными наркотиками; и употребляют его отнюдь не в лечебных целях. Не говоря уже о том, что вместе с метадоном можно исполь­зовать и другие наркотики и психотропные средства, усиливаю­щие его действие.

Однако, по данным немецких врачей, 25 % наркоманов, упо­требляющих метадон, в дальнейшем полностью отказываются от наркотиков, 80 % из них имеют жилье, 60 % — работу (эти цифры выше, чем в целом среди потребителей героина).

В некоторых странах, например в Швейцарии, и ряде городов Германии наркоманам выдают даже героин.

К метадоновой программе можно относиться по-разному, но она существует, довольно распространена и поэтому о ней упомянуто в этой главе.

Но я сторонник другого подхода к лечению наркозависимых, а именно — полного отказа от наркотиков. Бывают случаи, когда больные самостоятельно, без лечения, бросают употреблять нар­котики, но это — редкость. Чаще всего у прекративших употреб­ление наркотиков, возникают серьезные проблемы — они просто не знают, как жить трезвым, как уберечься от срыва, как вернуть­ся в общество.

Для решения этих проблем необходима социально-психоло­гическая реабилитация. Что это такое? И как ее проводят, напри­мер, в Германии? "Созревший" для лечения наркоман обращает­ся за помощью, допустим, в консультативный пункт. Оттуда его направляют в детокс (отделение для медикаментозного лечения абстинентного синдрома), где он находится максимум три неде­ли. После этого пациент поступает в реабилитационный центр.

Существует несколько вариантов реабилитационных программ. Это может быть амбулаторная программа, длящаяся 12-18 меся­цев, когда наркозависимые живут дома и 4-5 раз в неделю посе­щают занятия. Чаще используются длительные (12-15 месяцев) стационарные программы, когда пациент постоянно живет и ле­чится в реабилитационном центре. В США есть центры с 28-днев­ной программой, после которой можно продолжить лечение в ам­булаторных условиях.

Как выглядит реабилитационный центр и чем там занимают­ся? В каждом центре придерживаются своей "философии" и при­меняют свои психотерапевтические приемы. Но цель у всех одна — научить наркомана жить трезвым и вернуть его в обще­ство. Приведу в качестве примера два реабилитационных цент­ра — длительного лечения (Бремен) и с 28-дневной программой (Вашингтон, Центр отца Мартина).

Центр долгосрочной терапии, в котором мне удалось побы­вать, находится в пригороде Бремена. Существует он 7 лет и рас­считан на 20 пациентов. В центре лечатся мужчины и женщины, мужчины составляют больше половины пациентов. Лечение, длительность которого 6-9 месяцев, проводится за счет органов медицинского и социального страхования. Основные методы ра­боты с пациентами — психотерапия и трудотерапия. В штате центра 4 психотерапевта, 1 психиатр, 3 трудинструктора и 8 быв­ших наркоманов, которые дежурят по ночам. Как видите, на 20 па­циентов — 16 сотрудников.

Концепция, на которой построено лечение в этом центре, та­кова: с помощью наркотиков пациенты пытаются "вылечить" не­вроз, развившийся у них вследствие какой-то психотравмирующей ситуации; наркомания, по мнению немецких специалистов, заслонила этот конфликт, а его нужно обнаружить и осознать. Это и является основной целью групповой и индивидуальной психотерапии. Кроме этого, в период нахождения в центре паци­енту помогают открыть в себе достоинства и положительные ка­чества. Каждый больной имеет своего психотерапевта.

Второе направление реабилитации — это трудотерапия. Она не имеет ничего общего с тем, что практиковалось у нас в лечеб­но-трудовых профилакториях. На территории центра есть не­большой крестьянский двор (коровник, парники), здесь работа­ют, в основном, трудинструкторы, хорошо знающие сельское хозяйство. Пациенты под руководством трудинструктора не­сколько часов в день работают на этом крестьянском дворе или занимаются домашним хозяйством. Цель этого направления — открыть в себе новые качества, развить новые навыки, получить удовольствие от работы.

Наркоман поступает на лечение только после детоксикации. В течение первых двух недель он изолирован от внешнего мира. Затем постепенно расширяются возможности контактов. К кон­цу лечения разрешается не только ездить в город, но и оставаться

там ночевать у родных. Пациента могут отчислить из центра за употребление наркотика или алкоголя. При малейшем подозре­нии на срыв у него берут анализ мочи на наркотик. Человек, ко­торый сорвался, исключается из центра, но может вернуться туда после детоксикации. После окончания курса лечения паци­ент еще в течение года встречается со своим психотерапевтом; всем покидающим центр рекомендуется посещать группы Ано­нимных Наркоманов. Хочу отметить, что при таком длительном лечении срывы происходят в 50 % случаев, и это немного по сравнению с другими программами. Я полагаю, что это наиболее удачная модель реабилитационного центра для наркоманов.

Приведу пример другого реабилитационного центра, где ле­чение длится 28 дней. Я провела там все 28 дней и смогла под­робно познакомиться с его работой в течение полного цикла лечения. Центр отца Мартина по лечению алкоголизма располо­жен под Вашингтоном (США). Не удивляйтесь, но в нем около 50 % пациентов составляли наркоманы. Дело в том, что алкого­лизм и наркомания — это два вида зависимости от химического вещества, и с точки зрения лечения от зависимости разницы, чем она вызвана, нет. Я знаю, многим наркоманам не нравится! когда их болезнь сравнивают с алкоголизмом, но в этом центре все пациенты прекрасно уживаются. Основа философии этого центра — программа "12 шагов Анонимных Алкоголиков (АА)" (речь о которой пойдет в следующей главе). В подобных цент­рах к работе, как правило, активно привлекаются бывшие ал­коголики и наркоманы с большими сроками трезвости. Центр рассчитан на сто с лишним человек. Психотерапевтический про­цесс начинается в 7 утра и заканчивается в 10 вечера. Он вклю­чает занятия групповой и индивидуальной психотерапией, многочисленные лекции, на которых пациентов знакомят с раз­ными аспектами их болезни, ежедневное посещение собраний Анонимных Алкоголиков и Наркоманов. Работают здесь и с чле­нами семей пациентов, а также с теми, кто сорвался после не­скольких лет ремиссии.

Похожий центр 28-дневного лечения уже 6 лет существует и в Москве. Это был первый центр, где я познакомилась с про­граммой "12 шагов АА". Отмечу, что уровень помощи, оказывае­мой в нем наркозависимым, ничуть не ниже, чем в зарубежных центрах. В последние годы туда принимают на лечение не только алкоголиков, но и наркоманов.

Огромную положительную роль в решении проблемы нарко­мании играют организации и движения, которые создают сами наркозависимые. Наркоманы и алкоголики объединяются с целью помочь друг другу избавиться от зависимости и жить трезвыми. Таких объединений, разнообразных по форме, но оди­наковых по сути, очень много.

Пожалуй, самыми распространенными являются так называ­емые коммуны. Каждая коммуна, так же как и реабилитацион­ный центр, придерживается своей философии и имеет свои правила проживания. Как пример типичной коммуны, рассмот­рим Синанон — организацию, существующую уже более 20 лет в Германии. На территории Германии есть 3 ее филиала, в кото­рых проживают примерно 500 человек. Синанон был основан в 1971 году супружеской парой наркоманов. Они не хотели за­висеть от врачей и социальных работников. Горстка энтузиастов вначале имела лишь микроавтобус, который переезжал с места на место. Сейчас Синанон стал мощной организацией. Коммуна открыта для алкоголиков и наркоманов круглосуточно. Строго соблюдаются три правила: нельзя употреблять алкоголь и нар­котики, запрещены насилие и даже угроза насилия, не разреша­ется курить. Кто нарушит хотя бы одно из правил — должен уйти. Через две недели после прихода в коммуну человек дол­жен определиться, остается он или нет. Если принято решение остаться, организация берет на себя решение всех социальных вопросов: продает квартиру нового члена или расторгает договор об ее аренде, улаживает вопросы с полицией, если таковые име­ются (нахождение в коммуне, по договоренности с городским со­ветом, приравнивается к лечению). Первое время вновь прибыв­ший участвует в работе по дому, через два месяца он переходит на другую работу. В Синаноне имеется большой крестьянский двор — огромный коровник, свинарник, парники и пр.; керами­ческая мастерская; транспортное предприятие, занимающееся перевозкой мебели, прачечная, кухня и пр. Существует управ­ленческий аппарат, включающий руководителей по каждому направлению работы. Есть Совет, принимающий важные реше­ния, который состоит из наркоманов, долго живущих в коммуне.

Длительность пребывания в коммуне не оговаривается, чело­век может быть там столько, сколько хочет. По мнению старожи­лов, вероятность срыва, если человек покидает ее через год, рав­на 50 %, если через 3-4 года — практически сводится к нулю.

У меня сложилось впечатление, что членов Синанона активно не ориентируют на уход из него через какое-то время. Однако если человек решил уйти и покидает коммуну через три года, то он получает ссуду в размере трех тысяч марок, которую когда-нибудь (сроки не оговариваются) должен вернуть.

Первые шесть месяцев контакты с внешним миром запреще­ны. Заработанные деньги идут в общий котел, максимальная сумма, которую можно иметь на руках в месяц,- 170 немецких марок, но это для тех, кто прожил в коммуне 8-9 лет.

Идеологи Синанона говорят: "Наркоман может оставаться трезвым, если он делает что-то осмысленное". Поэтому все чле­ны коммуны в обязательном порядке работают. В будние дни — до 17 часов, в субботу - до обеда, единственный выходной день — воскресенье.

Три раза в неделю (а для новичков — пять) проводятся груп­повые собрания: члены коммуны по 15 человек обсуждают в группе проблемы каждого. Эти собрания очень важны, так как в течение рабочего дня человек старается оставаться спокойным, не конфликтовать с окружающими, но вечером на собрании группы он может разрядиться, высказать свои претензии, обиды, поделиться своими чувствами. В двух филиалах этой организа­ции, кроме того, проводятся собрания Анонимных Наркоманов (АН) и Алкоголиков (АА).

Я побывала в том филиале Синанона, который находится в пригороде Берлина и существует около четырех лет. Коммуна расположена в поселке, где проживают и местные жители. Сна­чала они были против такого соседства, но последнее время даже рады ему. Зачастую они сами по контракту работают на предпри­ятиях Синанона. В поселке есть детский сад для членов комму­ны, специальный дом, где живут женщины с детьми.

Финансирование осуществляется на 40 % за счет собствен­ных предприятий, еще 40 % поступает за счет пожертвований, 20 % — из бюджета. Налоги на прибыль от коммерческой дея­тельности уменьшены с 15 до 7 %.

Мне довелось посетить и даже пожить в других коммунах в США и Германии. Наверное, главное их отличие от Синано­на — в том, что их члены ориентированы на возвращение в обще­ство. Поэтому, хотя сроки пребывания жестко и не оговаривают­ся, обычно через год или два наркоманов поощряют покидать коммуну, помогая им устроиться в жизни. Так, в одной из коммун в США (Стэмфорд) уже через несколько месяцев прожива­ния человек, по правилам, обязан устроиться на работу в городе, чему содействуют местные власти. А члены коммуны Альмедро в Берлине специально купили несколько квартир в качестве вре­менного жилья для тех, кто ее покидает.

Другой формой реабилитации, получившей очень широкое распространение во всем мире, является Сообщество Аноним­ных Алкоголиков и Анонимных Наркоманов. О нем и пойдет речь в следующей главе.