Томск, ул. Пролетарская, 57

Время работы: 8:00–17:00

Наркотический Омск.Сергей г. Омск

   Порт Артур, 2007г., район окраины Омска, в основном частный сектор, населенный цыганами. Июльский теплый вечер, на горизонте ярко огненный закат. По улице Воровского неслась 99-ая, оставляя светофоры и запрещенные знаки. Со стороны было нетрудно догадаться, этот автомобиль явно целенаправленно несся к своей цели. Если на секунду остановиться и просто представить, куда он мог ехать, то можно предположить, что водителя где-то кто-то ждет (семья, друзья, компаньоны, ну на крайний случай это могли быть недоброжелатели), но на самом деле все обстоит гораздо ужаснее. Но не будем забегать вперед, вы сами все поймете. Вернемся к той самой машине, стремящейся к смерти. Чуть-чуть терпения, многоуважаемый читатель, и вам станет все ясно. Дальнейшие события разворачивались так. 99-ая, наглухо тонированная, свернув с Воровского на улицу Красной Звезды, остановилась возле дома № 15. Медленно открыв дверь, из нее вышел парень, довольно высокого роста, крупного телосложения, хорошо одетый в явно дорогих солнцезащитных очках актуально модной оправы. Но на самом деле это была дорогая, но мнимая оболочка, под которой скрывалась тяжелая, кошмарно измученная душа до предела изможденного человека. Цель этого визита молодым человеком, ориентировочно 25-ти лет явно живущего не здесь, а наверняка в центральной части города, была ужасающей. Выйдя из машины и набирая на мобильном телефоне SMS, он медленно направлялся в сторону этого невзрачного дома с табличкой ул. Красной Звезды 15. Подойдя почти вплотную к этой табличке, мешкаясь и явно нервничая, присел на корточки, взяв в руку ключ от автомобиля. Минуты 2-3 спустя, он начал довольно активно копать вплотную к дому, прямо под той самой табличкой. Со стороны это могло показаться по меньшей мере странным, проходящему мимо добропорядочному человеку, но в землекопе это точно не вызвало никакого смущения. Он знал, что ищет, и это было для него равноценно жизни, если не дороже. Взрыхлив довольно немаленький пятак, и ничего не найдя, он становиться нервознее с каждой минутой. Это был уже не тот хорошо одетый парень на тюнингованой  99 (Lade 21 099), а жуткий тип, обливающийся потом, с по локоть испачканными в земле руках. Он с непреодолимым упорством, с пеной у рта, с пеленой в глазах, не замечая никого вокруг, производил все более обширные  раскопки в надежде найти что-то  жизненно необходимое для себя. Вскапывания периодически сменялись перепиской по мобильному телефону и наоборот. По истечении минут двадцати, вскопав чуть ли не весь передний двор, он остановился секунд на пять и резко, не мешкаясь, энергичным, резким рывком, переходящим в быструю походку, направился в сторону своего припаркованного автомобиля. В одно мгновение он оказался уже внутри, и через какой то миг можно было лишь наблюдать огромное облако пыли, поднявшееся от обильной пробуксовки низкопрофильной резины. Дальнейший путь лежал в ближайшую аптеку. Подъехав к первой попавшейся, он остановился, немедля вышел и стремительно направился к ее входу. Со стороны могло показаться, что этот парень держит свой путь уверенно и спокойно, но на самом деле это было совсем не так, и всему причиной далеко не надуманные страхи, а реальные опасения. Он испытывал непреодолимое волнение, напряжение и страх, но это его не останавливало. Не обращая внимания на эти далеко не положительные чувства, он решительно переступил порог. Подойдя к окошку, четко, не мешкаясь произнес: «Дайте мне, пожалуйста, две двушки, одну инсулинку, пузырек, воду и пиполфен». Быстро рассчитавшись, сложив весь этот набор в карман, он не медля покинул эту фармацевтическую лавку. Прыгнув в свой  аппарат, он стремительно сорвался с места, вздохнув с облегчением, что на его пути не возникли препятствия в приобретении кухни, столь необходимой для него. Заехав в ближайший более спокойный двор, он остановился. Не глуша мотор, заблокировал центральный замок. Он находился в неопределенном предвкушении, он достал все то, что приобрел в аптеке и вытащил из-под кожуха рукоятки переключения скоростей мешочек с белым порошком. А теперь минуточку внимания, имею честь представиться: Сергей г. Омск. Алкоголик и наркоман. Срок потребления тяжелых наркотиков 9 лет. В крациях расскажу о себе, чтобы в дальнейшем вести рассказ от первого лица. Родился 25 мая 1982г. в городе Омске в полной семье. Мама добропорядочная женщина, работавшая на заводе - в дальнейшем занявшаяся бизнесом. Отец - серьезный, целеустремленный мужчина, работающий  в структуре МВД на большой должности в чине полковника. Старший брат с разницей в 11 лет. Не смотря на теплые отношения в моей благополучной семье, я все же вступил на путь криминала и наркотиков. С 13-ти лет я начал употреблять «canabis», в 14 лет добавил токсикоманию. В возрасте 16 лет попробовал героин. Стал нюхать с иллюзией, что это можно, круто, тем самым возвышал себя над другими, которых считал лохами. В течение года из понюхивания и покуривания перешло во  внутривенное употребление. Первый укол сделал на страхах, волнении, напряжении, но жадность перевесила. Зарядив пацанам денег на порошок, т. к. сам никак не мог с ними двигаться, занимался своими делами и ждал того часа, когда должна состояться наша встреча. Долгожданный миг той минуты, когда я получу желаемого, наступил. В тот момент я испытывал неопределенное предвкушение и желание. Мой  в будущем соигольник по кличке «Кореш»  достал из кармана двухкубовый шприц с легка темноватым раствором. В тот момент первой и преобладающей над всеми другими, была мысль: «Остановись, не гони. Тебя затянет. Но жадность и неконтролируемое вожделение к этой отраве перевесили. Несколько секунд тревоги и страха и все. Как поет Дельфин: «Ложка, вата и тишина». Вот и все, закончился для меня этап номер один. Этап номер два: «Героин теперь лекарство для меня, я без него словно птица без крыла». Кожа вен, севший зрак, потеряны мечты и грезы. Остались только героиновые грезы и мамины слезы!
    Вернемся из того 1999 года, когда я совершил свой первый укол. В 2002г. когда уже в действительности оказалось, что одного укола много, а тысячи мало. Извините за отступление, но это факт. Позвольте продолжить: двор, машина, Я, кухня белого порошка и в дребезги разломанная судьба. Все мое существование сводилось к одному - найти и уколоть. В тот день было все аналогично. Я  взял 15 грамм героина, чтобы продолжить свою незамысловатую деятельность по снабжению нуждающихся этим зельем. Спрос в то время на эту гадость был в то время довольно обильным. Мне тогда вполне хватало на поддержание своей жизнедеятельности и плюс на всякие глупости. В такие моменты я начинал смотреть на все через иллюзорную призму, видя многое в каких-то розово-радужных цветах. Эту «тему» я считал единственно возможной для меня в тот период моей гнусной жизни. Дальнейшее развитие событий моего паразитического пребывания в этом Мире шло по накатанной вниз. Были преследования и приемки ГНКашников. Я на свободе только благодаря доброте и возможностям моего горячо любимого Отца. Ему я обязан не только жизнью, но и тем, что я все еще не в лагере и не в могиле. А главное  я бесконечно благодарен Отцу и Маме за то, что я могу сейчас писать свою истинную историю жизни. Сегодня 10 июля 2008г. Идет к концу четвертый месяц моей реабилитации. Я нахожусь в городе Томске, в деревне «Николаевка», загородной резиденции «НВ-центра». НВ-центр - это реабилитация по 12-ти шаговой программе. Эта программа очень уникальна. Я не знаю, как она работает, но она работает и это факт. Здесь я впервые обрел надежду на нормальную комфортно-трезвую жизнь. Эта надежда впоследствии трансформировалась в веру, что это реально возможно.
    Огромная благодарность «НВ-центру» и всему анонимному сообществу АН и АА.
     Сегодня имею возможность радоваться поистине наполненной счастьем жизнью. Только благодаря Богу и группе. Искренне, из сердца, огромное спасибо. Спасенный и поднятый из праха.
 
   


 

31.07.2008