Томск, ул. Пролетарская, 57

Время работы: 8:00–17:00

Брат.Настя г. Красноярск

 

  

Когда я смотрела в его глаза, то видела свои. Брат, мой любимый старший брат. Пример, защита, лучший друг. Разница в 10 лет не была преградой. Он начал употреблять наркотики и я помню как это было. Помню то летнее утро,  когда заметила  его блуждающий взгляд и хорошее настроение. Ему 22, мне12. Я всегда была желанным гостем в его взрослой компании и гордилась этим, а у них не было от меня секретов. Я в комнате занимаюсь музыкой, а на кухне варят ханку. Все видела, слышала, но не понимала, что происходит и не считала это плохим. Действия брата я не ставил под сомнение. Позже начались проблемы, но со своей стороны я не менялась. Любила, верила и доверяла. 

Помню случай: время обед, а он лежит в кровати и просит меня залезть в сумку к маме и взять денег. Говорит, что ему очень, очень плохо. Сейчас я понимаю, как это бывает. Я сделала это, но потом начала воровать,, уже для себя. Я рано повзрослела, родители мне очень доверяли, а я ни о чем не задумывалась. В моей жизни не было цели. Мне 14 и я курю план во дворе своего дома. Школа? –Да ну ее! В тусне интересней!

 Накур, дискотеки, улица и общение, красивые шмотки, вот что волновало меня тогда. Я просто плыла по течению. Моё поведение дома отличалось от поведения на улице. Но это было все ложь.

 В 17 попробовав героин я считала, что это круто. Нюхать не колоться, а героин не ханка, то есть ничего страшного. Мне очень понравилось. В начале бешенный азарт, предвкушение потом сам кайф. Почти сразу же я начала употреблять каждый день. Я не понимала, куда лезу. В 18 лет я плотно сидела на системе и кололась. Учеба мне не нужна, только деньги и наркотики. Я помню,  как мне хотелось рассказать все маме.  Хотела, и боялась, что не смогу больше употреблять.  Слава богу, родители всё узнали, и я поехала лечиться в первый раз. Москва, новый институт, новые друзья. Но не все так просто с наркотиком. Тяга. Постоянное желание колоться измучило меня. Я засыпала и просыпалась с мыслями об этом. Все бросила и уехала обратно в свой город. Еще год гонки между употреблением и больницами. Я безумна и совершенно неуправляема. Не учусь, не работаю. Моя цель – наркотик.

 Мне 20, у брата семья, рождается дочка, он уже второй год трезвый. Мы вместе проходили курс реабилитации. Он трезвый, а я – нет.  Попала в больницу с вирусным гепатитом, который подхватила через иглу. Родители все еще верят,  лечат, стараются помочь. Мучаются, но очень, очень верят. А мне ничего не надо, я все еще не накололась. У меня вошло в привычку употреблять, лечиться, держаться какое-то время  и опять то же самое. Ни разу я не перекумаривала что бы навсегда. Знала, что опять уколюсь. Надеялась контролировать употребление. Пыталась работать, но мне это быстро надоедало. В 22 года я уехала в Москву в надежде убежать от наркотика. Но разве убежишь от себя. Нашла наркоманов и там. Героин, винт, амфетамин. Вернулась обратно. Все как во сне. Череда муток, поиска денег, паники и страха. Редкие моменты, когда я не колюсь, как глоток свежего воздуха, и опять в болото. 

  Мне 26.  Последнее время зашивалась блокаторами, но кончалось их действие, и я опять употребляла. Наркотик отобрал время, семью и здоровье. Я устала. Устала от такой жизни, от себя. Наконец-то накололась. Вижу, как можно хорошо жить трезвой. Хочу детей, и что бы все было как у нормальных людей.

 Летом приезжал брат, и с грустью смотря на меня, сказал: «Ты колешься уже очень долго, может пора уже бросать?» Он знал, что пока я сама не приму это решение – мне не помочь.    

 

 

 

27.02.2008