Томск, ул. Пролетарская, 57

Время работы: 8:00–17:00

На Пасху я вновь загулял, не сильно, но с прогулами. Условие моей дальнейшей работы было одно - лечение

На Пасху я вновь загулял, не сильно, но с прогулами. Условие моей дальнейшей работы было одно - лечение. И вот я в Центре. Принимал меня главврач. Битый час изматывал он меня чуть живого, расспрашивая о моей алкогольной судьбе. Мне было что рассказать, но минут через двадцать я окончательно выдохся: пот лился потоками, во рту шоркала наждачка, а в голове кровь стучала набатом.

Хотелось послать его со всеми расспросами... Терпение мое было на исходе, и вдруг он произнес: "Похмелиться- то хочется?" У меня перехватило дыхание, вспомнилось последнее пребывание в психушке, где после такого же вопроса мне дали полстакана чистейшего спирта. Сердце забилось ликованием, во рту появился вкус спиртного. "Конечно!" - выдохнул я. Главврач ушел, пришел психотерапевт. Я смутно помню его вопросы, т.к. весь мой интеллект пытался угадать, что принесут и сколько. Наконец я не выдержал и намекнул, что, мол, мне спирта обещали да что-то долго не несут.

Врач посмотрел на меня, как на идиота, и отрезал: "Здесь не носят!" Слова прозвучали, как приговор, я сразу обмяк, жизнь показалась мне сплошным черным пятном... Но постепенно убедил себя, что капельница тоже не плохо, только быстрей, и сразу сказал об этом врачу. Он как-то странно улыбнулся: "Будет тебе и система, и похмелка в системе". И ушел... Я долго размышлял над его словами, надежда то возрастала, то испарялась, не заметил, как, сидя, и задремал. Очнулся - кто-то тормошит и говорит про какую-то сауну. В полудреме пошел со всеми, разделся, как робот залез на полку... Помню: жар сауны чередовался с охлаждением в бассейне, потом еще превонючий чай и резкая прохлада минералки. Очумелый, я кое-как дождался отбоя и провалился. Всю ночь мне снились костры с обжигающим жаром и ехидный голос: "Вот тебе и система, и похмелка в системе". Утром я проснулся другим человеком, и замелькали часы, дни, недели...